Почему так важно начать инвестировать в экологизацию российской промышленности сейчас


Многие российские компании активно модернизируются, экономят ресурсы, разрабатывают и внедряют новейшие технологии. Этот процесс должен стать массовым, иначе страна рискует остаться на задворках мировой экономики

Национальный проект «Экология» — один из самых сложных. Без него российской экономике будет нелегко соответствовать международным экологическим стандартам, а это несоответствие отрежет у страны экспорт. Уже в следующем году будет принят европейский закон о климате, который запустит внедрение в ЕС углеродного налога. Полномасштабное введение этого налога намечено на 2025–2030 годы. Этим налогом будет обложена продукция зарубежных компаний, которая была произведена с высоким уровнем выбросов парниковых газов.


«Для российской экономики риски очевидны, — заявил на днях заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев. — В частности, могут пострадать такие базовые отрасли, как черная и цветная металлургия, химическая промышленность, энергетика. Из-за трансграничного углеродного регулирования страны ЕС могут значительно сократить потребление российского угля и нефти. По оценкам Российской академии наук, финансовые потери отечественных экспортеров могут составить более трех миллиардов евро в год».

Именно поэтому, пока весь мир пытается найти новые правила работы по новым экологическим стандартам, нам уже сейчас нужно агрессивно инвестировать в экологизацию российской промышленности, создавать передовые кейсы, разрабатывать «зеленые» стандарты. Если этого не сделать теперь, то уже в следующем десятилетии многие традиционные для нас рынки вдруг окажутся закрытыми.

Да, мировая экологизация — это новый способ передела мировых рынков сбыта, способ защиты своих производителей. Во многом это игра развитого рынка против набирающего силу развивающегося. И если не участвовать в этом, возникнет риск остаться на задворках мировой экономики навсегда.

Сложный нацпроект По затратам «Экология» — один из самых дорогих нацпроектов: до 2024 года в экологические программы по всей стране планируется вложить более четырех триллионов рублей. В значительной степени эти траты должен взять на себя бизнес. Однако в последние годы бизнес очень неохотно инвестирует. Причин тому масса. Это и перманентный кризис, и стагнирующие доходы населения, и санкции, и дорогие кредиты.


Если упростить, то нацпроект «Экология» включает в себя два больших блока. Первый подразумевает ликвидацию накопленного ущерба окружающей среде. В него входят такие программы, как оздоровление Волги, сохранение озера Байкал, ликвидация всех выявленных на 2018 год свалок и т. д. Эти расходы берет на себя государство.

Но есть и второй, гораздо более крупный блок — экологизация текущей деятельности и экономики в целом, то есть производства. И здесь можно выделить два крупных проекта — «Чистый воздух» ценой 0,5 трлн рублей и «Внедрение наилучших доступных технологий» (НДТ) суммарной стоимостью еще 2,43 млрд рублей. Эти расходы — три триллиона рублей — и должен понести российский бизнес. Сумма эта не так уж велика: всего лишь инвестиции в размере трех процентов ВВП, растянутые на пять лет. То есть по 0,6% ВВП вложений в экологию ежегодно.

В этом году, чтобы попасть в список «Эксперт-400», компании необходимо иметь выручку порядка 35 млрд рублей. Если каждая компания из списка крупнейших вложит по 1,2 млрд рублей на протяжении пятилетки в модернизацию своей деятельности, то цель 2,4 трлн на НДТ будет достигнута.

Что касается программы «Чистый воздух», то она подразумевает уменьшение выбросов в 12 городах страны и в основном затрагивает металлургические предприятия в Красноярске, Челябинске, Норильске, Магнитогорске и т. д. В этом случае инвестиции в экологизацию производств вырастут до 8,4 млрд рублей в каждом городе ежегодно. Это много, однако для российских металлургов сумма посильная, даже с учетом коронавирусного кризиса. Таким образом, при всей своей сложности и дороговизне нацпроект «Экология» вполне реализуем. Выполнимый указ Вернемся к НДТ, на внедрении которых сосредоточены основные ресурсы нацпроекта «Экология». В целом российской опыт в этой сфере не уникален, он скопирован в Европе, где лучшие практики и требования к производствам собраны в отраслевых справочниках; через такой механизм развитые страны регулируют производство не один десяток лет.

В России законодательно термин НДТ был закреплен в 2014 году. Согласно закону, НДТ — это технология производства продукции на основе современных достижений науки и техники. Главная цель — охрана окружающей среды при условии возможности применения этой технологии. Для надежности такая технология должна применяться не менее чем на двух предприятиях страны.

Однако если бы все требования в НДТ сводились к экологическим, то все промышленные предприятия попросту пришлось бы закрыть, так как любое производство оказывает воздействие на окружающую среду. Поэтому справочники НДТ — это «мягкая сила» для создания стандартов работы промышленности. Стандарты необязательны к применению, но в зависимости от соответствия производства критериям НДТ у производителей появляется возможность снизить плату за негативное воздействие на окружающую среду до нуля.

На сегодня в стране уже создано 52 справочника НДТ в основных отраслях. Созданием этих справочников занимается бюро НДТ — НИИ «Центр экологической промышленной политики». Ориентир для машиностроителя Создание справочников НДТ лишь один из элементов большой системы. Работа это неспешная, и главная задача не описать доступные в России технологии, а задать ориентиры для развития.

Технологическая модернизация может быть проведена очень быстро — пример реформы РАО ЕЭС это наглядно продемонстрировал. Однако у ускоренной модернизации возникает много побочных проблем. Например, главными бенефициарами реформы энергетики стала западная промышленность, которая в сжатые сроки поставила российским энергетикам энергоблоки. Главным же пострадавшим стала российская промышленность — именно она через европейские цены на электроэнергию до сих пор оплачивает контракты ДПМ (договор о предоставлении мощности). Поэтому, установив сегодня строгое обязательное требование к модернизации, страна фактически заставит промышленность инвестировать в зарубежное машиностроение. Модернизация должна быть очень хорошо продумана и согласована с возможностями отечественного машиностроения.

Если бы к моменту запуска ДПМ в России была своя собственная турбина большой мощности, отечественные машиностроители заработали бы огромные деньги, окупили бы ее разработку, внедрение и создали бы задел на будущее. Но турбину сделать не успели. Имеющиеся разработки до сих пор не доведены до ума и вряд ли в ближайшем будущем пойдут в серию.

Именно поэтому справочники НДТ — это не столько требования к промышленности, сколько ориентир для машиностроителей: какие технологии потребуются российским предприятиям в ближайшем или отдаленном будущем. Кроме того, НДТ не раз и навсегда установленное требование, это постепенное изменение справочников, а значит, и ориентиров. То есть поэтапный процесс последовательных и предсказуемых изменений. Именно поэтому не стоит ожидать от НДТ быстрых решений всех проблем: что стоит их внедрить — и сразу воздух очистится, пыль в портах осядет и т. п. НДТ — это долгая реформа регулирования промышленности, результаты которой наглядно можно будет увидеть, пожалуй, лишь следующему поколению.

Конечно, отсутствие отечественных технологий и отечественного современного оборудования — наша всеобщая проблема. Никого не удивишь немецким оборудованием в пищевой промышленности, итальянским — в металлургии, корейским — в нефтехимии или кораблестроении. Любой передел продукции, от сжижения газа до изготовления конфет, означает, что российская промышленность вынуждена закупать оборудование у зарубежных поставщиков. Часто альтернатива есть и в России, однако по качеству она уступает зарубежным аналогам. Доведение ее до ума требует времени и средств. Ни первого, ни второго у российского машиностроения сейчас нет. Тем не менее выстраивать цепочки производств с учетом НДТ ему нужно, и делать это необходимо как можно быстрее. Экспорт не кормит Современный мир открыт, и российским товарам приходится конкурировать по цене с китайской продукцией, а по качеству — с европейской. При этом создание любого производства требует определенного масштаба. Например, для рынка компонентной базы электроники требуется масштаб для производства нескольких миллионов изделий в год. При меньшем объеме выпуска удельная цена продукции становится слишком высокой. Но емкость внутреннего рынка — десятки или сотни тысяч изделий в год, больший объем на внутреннем рынке не продать. Значит, нужно идти на экспорт. Но на экспортных рынках микроэлектронику с лейблом «Сделано в России» никто не ждет.


Список потенциально закрытых к экспорту продуктов из России можно продолжать бесконечно — от автомобилей до колбасы. Хотя, справедливости ради, российские уникальные штучные изделия на внешних рынках ценятся: АЭС, спутники, системы ПВО С-400, истребители и т. д. Но продажей этих изделий 145-миллионное население не прокормить. Выйти на массовый рынок российской промышленности сложно, практически невозможно, как по сугубо внутренним причинам (от таможни до налоговой), так и по внешним (от санкций до прямого протекционизма государ